Филимоненков Виктор (fiviol) wrote,
Филимоненков Виктор
fiviol

Categories:

Узелки, последняя серия

Все узелки: 1-20, 21-40, 41-60, 61-80, 81-95
Заканчиваю публикацию узелков, плюс еще одна фотография.

Наша семья и бабушка Христина Денисовна, Куйбышев, 1974 г.




81. В саду играли в "колечко-колечко, выйди на крылечко". Игра закончилась, когда Игорь и Валера стали каждый раз колечко друг другу передавать, и это всем надоело. И еще запрещали нам сварку смотреть, и от этого еще больше тянуло на нее смотреть. Паровоз игрушечный при этом в памяти возникает.
82. Стричься ходили каждую неделю (или месяц?). Не любил, может, даже плакал. После стрижки любил трогать "ежик" на затылке. В детском саду помню ребенка почти лысенького, очень меня это удивляло.
83. Игры в детском саду. Я, Вадик и Дима по очереди объявлялись именинниками и дарили друг другу подарки, кто что найдет. Например пуговицу или стеклышко интересное. Владику я сделал шикарный подарок: завернул в фольгу перышко, получилось не только красиво, но и полезно, можно было направление ветра определять. А потом был день рождения Димы. Владик ему фольгой обмотал конец нитки с той же целью. А я хотел подарить опять что-нибудь пооригинальнее и долго ходил, ничего не мог придумать. Дима кричал, чтобы я подарил хоть цветочек, но цветочек было уже не интересно. В общем, пропала игра.
84. Игра "не поймешь". Мы с Валерой менялись рубашками, шапочками, сандалиями. Иногда надевали правую на левую ногу и наоборот, иногда одну сандалю свою, вторую чужую. Если хватало фантазии, рубашки задом наперед одевали для большей комичности и т. п. В таком наряде ходили по садику и истошно вопили: "Не поймешь". Всем доставляло огромное удовольствие отгадывать, кто из нас кто, и так пренебрежительно. А потом сами к нам бегали играть. Первым Дима сдался. У нас возникла проблема, как менять панамки, чтобы на каждом была чужая. Раньше я просто менялся с Валерой, а теперь Диме не с кем меняться. Я первый сообразил, как надо меняться, это одна из первых решенных мною логических задач, я ею очень горжусь. И вот мы втроем, а потом нас было больше и больше, ходили и вопили: "Не поймешь!", а вокруг все отгадывали. Валера подначивал заговорщицки: пойдем за садик, трусы поменяем. Идея не была поддержана, так как трусы все равно под шортами, да к тому же как-то не охота.
85. Папа стал часто уезжать в Свердловск, переводился на новое место, хлопотал о квартире. Приезжал на праздники один или два раза. У нас с Димой перед каждым отъездом спрашивал, что нам привезти. Я сразу же начинал: конфеты "Белочка" с орехами, яблоки.… А Дима был уже постарше. Еще в Куйбышеве ему нравилось ездить по городу, рисовать его план в тетрадочку. Поэтому у папы Дима просил каждый раз справочник по Свердловску, а под конец уже чуть не плакал, так как папа привозил всегда не совсем то. Я уж хотел как-то сказать, чтобы привез Диме справочник и ладно, а начал опять: конфеты "Белочка"... Конфеты "Белочка" почему-то хорошо помню, всегда с них начинал.
86. Перед отъездом, помню, все уже отправили, пусто в квартире. И на улице, как-то вот помню, что весна и надо скоро уезжать. И сам отъезд помню: сидим в поезде, поезд тронулся, и я все удивлялся, что Куйбышев долго не заканчивается. Куда торопился?
87. Одним из любимых номеров любого вечера у нас было, когда папа садился за пианино. Играл всегда очень живо и эмоционально. И песни все под его аккомпанемент пели. И сам он любил петь. Помню: "был он рыжим, как из рыжиков рагу", "Лукоморья больше нет", "а если друг будет влюблен, и я на его пути". А если играл что-нибудь особенно эмоциональное, мама с пианино вазы убирала, чтобы не разбились.
88. На один из праздников Катин принес ведро раков. Они ползали в ванной, а потом были красные и вкусные.
89. Во дворе зимой делали крепости и играли в них. Мне захотелось сделать крепость своими руками. Как я понимал, снежная крепость – это когда кругом снег, а внутри пустое пространство, в котором сидят обороняющиеся. Так что я вырыл дырку в сугробе и в ней сидел, и мне было хорошо.
90. Когда нам с Димой дали новые покрывала на кровати, я следил, чтобы каждому всегда доставалось свое, хотя были они совершенно одинаковые. Различал я их по запаху. Потом бросил, так как перестал различать.
91. Была у нас дома в гостях соседская девочка. Мы с ней играли в семью. Дима был папа, она мама. А я сын, который все делал наоборот. Она говорит: "Вставай", а я лежу на кровати и жду, чего бы еще наоборот сделать. Она тогда гладит меня по голове и говорит: "Спи", я тут же вскакиваю. Дима первый смекает, в чем дело, и учит, как надо меня воспитывать. А потом я ее подговорил, чтобы она пошла и попросила для меня печенья. В тот раз я был собою очень доволен.
92. Я оказался у соседей, Цапковых, причем так получилось, что я остался один, хозяйка вышла и дверь закрылась. Меня через дверь учили, как надо открывать. Мне говорили: налево, направо, я этого тогда еще не понимал. Я показывал рукой и спрашивал: "Туда?" Мне на всякий случай говорили: "Туда, туда". Я очень удивлялся, что из-за двери видели, куда я показываю, но раз отвечали, значит видели. Я крутил в разные стороны, но ничего не открывалось. Пришлось ломать замок.
93. Однажды на улице мы увидели голубя с подбитым крылом. Взяли его к себе и держали на балконе, подкармливая его. Он, когда выздоровел, сам от нас улетел.
94. Помню обстановку комнат: детская, со своими запахами. Своими коврами, Диминым столом. Кухня, с луковицами в чулке, зал со своими прелестями. Этого не передать.
95. Когда вспоминаю детство, первым приходит в голову кадр: я чем-то обрадованный, или просто позванный мамой, бегу с улицы в дом. Мама моет полы, ковер закинут на диван. Ничего особенного, а в памяти сидит крепко.
Tags: Картинки, О себе, Семейная история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments