Филимоненков Виктор (fiviol) wrote,
Филимоненков Виктор
fiviol

Category:

Самопедагогика


Как я учился играть на пианино.
Пианино в нашей семье было с начала 70-х. Играл на нем отец, как, впрочем, и на многих других инструментах, и делал это прекрасно. Меня учиться играть на пианино не отдавали. Некоторое время папа учил меня, но дальше сороковых номеров в "Школе игры на фортепиано" дело у меня так и не пошло. Впрочем, все же что-то от этих занятий у меня осталось: как называется какая кнопочка на клавиатуре, и как она соответствует ноткам на пяти линеечках, я запомнил. Кроме того, в первом классе меня пробовали отдать учиться играть на баяне, с тем же набором успехов.
Потом пианино было продано, и возможность научиться играть пропала. Когда я учился в восьмом классе, в доме появилась гитара, и Дима быстро обучил меня первым аккордам. Набирая репертуар песен, я учился играть, постепенно получалось все лучше. Я уже мог играть не только аккомпанемент, но и наигрывать мелодии, и потихоньку разбирался в теории музыки, о чем надеюсь написать попозже. Впрочем, играть по нотам я так и не научился. Например, на третьем курсе я разобрал по нотам мелодию "Тико-тико", но играл уже разобранную мелодию по памяти, в ноты не заглядывая.
В 2002 году у нас снова возник дома баян, и я, на основе того, что помнил с детства и обрел в юности, быстро научился играть несложные мелодии и песни, правда, только в "ля-миноре" и "до-мажоре".

И вот в 2003 году я купил себе несложный синтезатор на 2,5 октавы с целью научиться все-таки играть на старости лет. Эта мысль и сама по себе жила во мне, и подогревал ее пример из литературы: у Дудинцева в "Белых одеждах", кажется, один персонаж тоже сумел поставить перед собой такую задачу и выполнить ее.
В любом случае, прошедшие годы не пропали зря, и я подошел к этому процессу с важными качествами, которые, с моей точки зрения, являются основными правилами для любого желающего чему-либо научиться:
Правило 1: это должно быть интересно;
Правило 2: нельзя держать в голове мысль, что я этого не сумею.
В начальных классах школы трудно обладать этими качествами по отношению к игре на музыкальных инструментах, поэтому так часты истории о детях, измученных музыкой. Те же, кто на этом этапе не сорвался, должны быть благодарны в первую очередь своим способностям и терпению.
В течение недели-двух я подбирал несложные мелодии в тех же тональностях, быстренько этому обучился. А потом, пока желание не остыло, я принялся играть по нотам. Для разогрева я выбрал не что-нибудь, а сонату № 8 Бетховена. Пожалуй, это еще одно важное правило, которое, однако, я могу применять к себе, но не могу, например, к своим студентам (потому что нет, увы, у большинства из них в голове ни правила 1, ни правила 2).
Правило 3: начинать учиться надо со сложного.
Действительно, начни я опять со "Школы игры на фортепиано", я бы снова дошел до № 45, а потом мне бы надоело, и я бы остался с тем же. А тут, не успев испугаться, я уже справился с непростым делом, приобрел уверенность, узнал свои проблемы и начал учиться с ними справляться.

Лирическое отступление. Впервые правило 3 я применил, когда начал обучать нашего с Таней волнистого попугайчика Гошу разговаривать. Это, кстати, было для нас испытание, а не для него: нужно было многократно повторять одну и ту же фразу. Для этого от нас требовалось терпение – ну, а Гоша что ж, ему деваться было некуда, приходилось слушать, и, если хватит таланта, научиться повторять. Таланта у него хватило, а нам хватило терпения на стишок из "38 попугаев"
Раз, два, левой-правой,
Дважды два, очень просто
Измеряются удавы,
Пятью-пять, любого роста.
Через какой-то месяц Гоша это уже говорил! А потом он смог научиться и еще десятку фраз, попроще, чем доставлял себе и нам кучу удовольствия. Потрать мы тогда энергию первого интереса на какое-нибудь банальное "Гоша, хороший", мы бы, наверное, на этом и остановились.


Вот и на "Патетическую" сонату моего порыва хватило. Хорошо, что соната состоит из трех частей: блочный принцип обучения легче. Разумеется, поскольку нотами я не владею, приходилось их разбирать, ставить пальцы нужным образом на клавишы, и так запоминать. Поскольку диапазон моего синтезатора мал, приходилось применять разные хитрости: кое-где отказываться от аккомпанемента, вылезающего за диапазон, кое-где перескакивать вверх или вниз на октаву, когда клавишы кончались. Разумеется, я старался минимизировать эти хитрости, и следил за тем, чтобы получалась все-таки бетховенская мелодия. Техники мне, конечно, тоже не хватало, я это понимал. Поэтому в некоторых местах дорожку звуков, которую стоило играть шестнадцатыми, я осиливал только восьмыми – суть изменялась, но что-то все-таки оставалось. Постоянно я сверялся с исполнением сонаты Гилельсом, который у меня на пластинках.
Отправившись в тот год на юг, я взял синтезатор с собой (вот тут очень пригодилось, что он маленький), и там продолжал разбирать сонату. Всего мне понадобилось несколько месяцев, для того, чтобы закончить этот труд. Ну, а потом, повторяя, я добивался уже от себя лучшего исполнения.
Вскоре после этого, я разобрал сонату № 20, попроще, но тут уже я ставил себе целью как можно ближе к оригиналу привести свое исполнение. Мне это тоже неплохо удалось.
Так что правило 3 и на этот раз сработало по полной программе. Нельзя сказать, что я научился играть на пианино – но доставлять себе удовольствие тем фактом, что вот я сижу и играю, я, безусловно, научился.
К сожалению, последний год практически ни разу не садился за клавишы. Интернет, конечно, в этом виноват – он теперь забирает время, которое я раньше мог позволить себе на музыку. Надо, конечно, сесть и вспомнить, если это еще возможно – иначе придется потом все начинать заново, а хватит ли у меня на это сил – не уверен.
Tags: Музыка, О себе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments