Филимоненков Виктор (fiviol) wrote,
Филимоненков Виктор
fiviol

Categories:

Семейный архив. Власенко

Зимой у мамы отсканировал фотографии из своих семейных альбомов. Сегодня выкладываю самые старые имеющиеся у меня фото - моего прадеда Петра Васильевича Власенко и его жены Натальи Трофимовны Власенко (Лошаковой). Это родители моей бабушки, Тамары Петровны, матери моего отца. Фотографий других наших прадедов и прабабушек ни у меня, ни у Тани, увы, нету.

Этими фотографиями я проиллюстрирую главу нашей семейной истории, написанной мною 10 лет назад, в основном по результатам опросов родственников. Это глава посвящена семье деда Пети и бабушки Наташи, и она достаточно полная по сравнению с историями других ветвей нашей родни.




















1.2. Ветви Власенко и Лошаковых - родня бабушки Тамары Петровны.
О родне бабушки Тамары Петровны Филимоненковой (Власенко, родилась 5.5.1916 г. в г. Симферополе - умерла 11.8.1970 г. там же) известно гораздо больше, в основном от бабы Вали, ее сестры.

1.2.1. Ветвь Власенко - родня прадеда Петра Васильевича.
Отец Тамары Петровны, Власенко Петр Васильевич, родился и умер в Симферополе. Он на 6-8 лет старше жены, так что его год рождения около 1886, а умер он, по неточным моим соображениям, в начале 1960-х годов.
В Симферополе жил и его отец, мой прапрадед Василий Власенко, умерший еще до войны в возрасте 99 лет, так что родился он еще в первой половине 19 века, скоро уже позапрошлого. Он был борцом, выступал на арене, и по словам деда Пети боролся с Поддубным. Но, по мнению бабы Вали, дед Петя мог и прихвастнуть. До конца жизни Василий работал, возил тачки, так что во всяком случае был силен. Баба Валя говорила с ним один раз, когда была ребенком, увидела его на улице и поздоровалась. Он ее не узнал, спросил, кто она, она сказала: "Я ваша внучка". - "Чья дочь?" Она ответила, тогда он сказал: "А, Петькина".
Детей (а, кажется и жен) у него было много, кроме деда Пети и дочери, у которой он жил, были еще по крайней мере две дочери, Елена и Ксения, и сын. Этот брат деда Пети в 1 мировую войну был прапорщик и социалист-революционер, агитировал народ, что с ним стало потом - неизвестно. Темная личность, сказал мне Валентин, сын бабы Вали, историк революции. По его же словам, сам дед Петя был по убеждениям троцкистом. Ксения жила под Симферополем в деревне Чукут-Сирень, была раскулачена. У нее трое сыновей: Иван (старший, работал в Артеке), Николай и Валентин (жена Катерина).

1.2.2. Ветвь Лошаковых - родня прабабушки Натальи Трофимовны.
Мать Тамары Петровны, моя прабабушка, Власенко (Лошакова) Наталья Трофимовна (родилась 8.9.1893 г. в г. Симферополе, умерла в октябре 1978 г. там же). Она самая старшая из родных, кого я сам видел. Папа как-то говорил, что она по метрике 1894 года, а родилась на самом деле в 1893, год у нее был "украден". Однако ее метрика (видимо, копия, выданная в советское время) также сохранилась у тети Вали, и дата рождения мною взята оттуда. По той же метрике родители ее Лошаков Трофим Герасимович и Лошакова Елена Григорьевна, оба русские. Баба Валя сообщила мне, что они выходцы из крестьян Орловской губернии. Орловский крестьянин Герасим Лошаков и его сват Григорий, мои прапрапрадеды, родившиеся предположительно в 1820-х годах - самые "древние" из моих предков, о которых что-то известно.
Семью Трофима Герасимовича и Елены Григорьевны соседи звали Лошаки. По словам бабы Вали Трофим был грамотным и писал за крестьян прошения к царю (не очень понятный факт), а про Елену она сказала, что это была красивая женщина. Тетя Валя сказала, что в Симферополь они перебрались уже 130 лет назад и женились уже там. Жили они в районе Шестериковки, на улице Путевой, где-то у вокзала. Детей у них было 16 человек, причем разница между старшими и младшими была 30 лет. Многие, правда, умерли в детстве. Два старших сына умерло в 1 мировую войну на фронте, один, Женя, в 1920 году эмигрировал в Америку и с тех пор о нем ничего не известно. На Шестериковке жили семьи трех оставшихся сестер: Паши (родилась около 1888 года, простая и добрая), Наташи и Анны (баба Нюня, родилась около 1902 года, красивая, но скуповатая и вечно жаловавшаяся на свои болезни, которых у нее не было). Кажется, Анна младшая из всех детей и получается, что их родители родились в 1850-х годах. Тетя Валя предполагает, что на двух фотографиях изображены Трофим Герасимович и Елена Григорьевна (одна из этих фотографий уже 20-х годов), у него пышные черные усы. Но изображенные на фотографиях кажутся моложе тех лет, что получаются из подсчетов.
Обоих мужей бабы Паши и бабы Нюни звали Иванами. Муж бабы Паши был религиозным человеком и отмечал все праздники. Когда он умер, зимой, на его гроб прилетела пчелка и долго над ним кружилась. Это было впечатление для близких. Сама баба Паша говорила: "Не хочу умирать, там холодно". Ее дети (по старшинству): Василий, Антонина (муж Женя, погиб в войну, дочери Света из Симферополя и Ганя из Ворошиловграда), Анна, Семен, Евдокия (жила в Севастополе).
Муж бабы Нюни работал грузчиком и был удивительно хороший человек. Во время голода в 30-е годы подкармливал семьи сестер жены, крадя продукты на складах по месту работы. Сама баба Нюня как-то пришла к Наталье, занять пару картофелин, мол, нечего есть. Но в это время вошла ее дочь Антонина и выдала: "Мама, там утка сгорит". Эта Тонька единственная дочь бабы Нюни, неудачная, плохо училась. В 16 лет вышла замуж за Кирилла из Севастополя, а потом от него сбежала. У нее трое детей: Жора, Витя, Елена (по старшинству).

1.2.3. Семья Петра Васильевича и Натальи Трофимовны Власенко.
Петр Васильевич и Наталья Трофимовна поженились, когда невесте было 16 лет, то есть в 1909 или 1910 году. Познакомились они где-то на танцах, куда оба ходили. "Я закончила танцы-класс", - говорила бабушка Наташа, когда у нее спрашивали про образование, другого не имела. Была она женщина добрая, домашняя, никогда ни с кем не ругалась. В Симферополе она показывала дом, где до революции работала гувернанткой, хвасталась, что умела подавать на стол, чего другой прислуге не доверяли. В советское время она работала курьером, уборщицей на фабрике "Крымшелк".
Ее муж был очень способный человек, имея 4 класса образования, был интеллигентен, начитан. Играл практически на всех инструментах, хорошо пел, бабе Вале запомнилось "Ой ты, байда". Любил Шаляпина. Был, по общему мнению, красивый мужчина. По профессии он был краснодеревщиком и до революции зарабатывал хорошо, а после революции работал в кооперативе, на фабрике музыкальных инструментов, тогда жили бедно. Во время первой мировой войны служил солдатом, его забрал к себе какой-то генерал, он делал ему мебель. Сам же дед Петя был "сапожник без сапог". У тети Вали находился единственный шифоньер с инкрустацией, сделанный им для семьи, но она его выбросила, когда дерево прогрыз древоточец. А баба Валя показывала мне фотографию, где он в военной форме, френче и сапогах сидит среди других солдат и, кажется, офицеров, во время первой мировой войны. Выглядит он весьма щеголевато. Несколько фотографий баба Валя передала мне.
После революции семья жила в однокомнатном бараке с кухней, кажется, в доме родителей Натальи Трофимовны на Путевой. Жили тесно, бедно, но шумно. Любили ходить в гости и принимать гостей, петь песни. Все были очень музыкальны. Дед Петя вообще не пил до рождения Вали, первый раз напился на ее крестинах.
В 1935 году дед Петя был арестован и три года сидел и (или?) был в ссылке в Архангельске. По словам бабы Вали за вопрос на собрании во время голода: "Когда я детей хлебом накормлю?", по словам мамы (видимо, слышанным от отца), за фразу на работе: "Стахановцев раньше не было, зато гвозди были как гвозди". В Архангельск с ним ездила и семья, жена и дочери. А в 1939 году открылась ВДНХ в Москве, где дед Петя от Крыма участвовал в оформлении.
Бабушка Наташа прожила долгую жизнь. В последнее десятилетие жизни требовала ухода от родных, была слаба памятью. Жила то у бабы Вали в Новосибирске, то у тети Вали в Москве. В начале 77 года 2 месяца прожила у Тони Хрущовой, дочери бабы Паши (письмо тети Вали), а потом в Керчи у бабы Вали. Выдумала для себя, что та ее держит насильно и не пускает в Симферополь. Как-то раз вышла в халате погулять во двор, а так как недалеко был автовокзал, то села на автобус до Симферополя и уехала туда. Водитель не понял ситуации и довез ее бесплатно. В Керчи была паника, что бабушка потерялась, а в Симферополе она всех огорошила своим приездом. В сентябре 78 года праздновала 85-летие, была в ясном сознании, а через месяц ночью ее парализовало. Баба Валя на скорой отвезла ее в Симферополь, где та и умерла, как хотела, на родине.

Детей у деда Пети и бабы Наташи было четверо: Павел (которого в семье звали Пава), родившийся через 2 года после свадьбы родителей, потом Тамара, Андрей и Валя (родилась 18.10.1923 года).

Самым талантливым из детей был, кажется, Пава, и Тома отдавала ему в школе котлеты, чтобы он решал за нее задачки. Хорошо рисовал и любил рисовать, но бумаги не было, поэтому рисовал прямо на стенах, которые баба Наташа белила каждую неделю. Однажды он срисовал "Запорожцев" Репина, отец сделал для картины красивую раму, и картина долго висела в квартире. На детской выставке ее увидел крымский художник С., разыскал Паву и пришел к нему домой. С собой принес обезьяний череп, дома нашли рыбу и вазу, и Пава 2 часа рисовал при художнике натюрморт. Тот сказал родителям собирать его и взял с собой в Москву в академию художеств учиться. Паве было 9-10 лет по словам бабы Вали, но, конечно, больше, раз она это помнит. Через полгода Пава написал домой письмо: заберите меня отсюда если хотите, чтобы я был счастлив, потому что здесь опять в школе арифметика да чистописание, а рисуем мы только два раза в неделю. Но матери все отсоветовали забирать его. Тогда он сбежал из Москвы и вернулся в Симферополь пешком да на перекладных.
Во время голода бабе Наташе пришлось снять золотые зубы, и на эти деньги купили корову. Чтобы ее никто не украл, держали ее прямо в комнате, так что жили совсем тесно. Потом Пава захотел научиться играть на баяне, и тогда корову продали и купили баян. Никто Паву не учил и не заставлял, он сам выучил ноты и играл довольно хорошо. Потом он все бросил и стал шофером. Не помню, к чему относится фраза из моих записей у бабы Вали: дядя Пава написал в правительство насчет машин для бензина. Когда-то ему пришлось отсидеть за подавленных колхозных коров, это известно мне от мамы.
Tags: Семейная история
Subscribe

  • Банальные рифмы

    Поиграем? Ниже перечислены 10 слов. В течение суток с небольшим, скажем, до 19:00 московского времени завтра, 13 июня, комментарии к посту будут…

  • Стокфиш против Стокфиша

    Желая поучиться все-таки хоть иногда делать в шахматах "правильные" ходы, включил искусственный интеллект под названием Стокфиш , который умеет…

  • Куда идет король - большой секрет

    В качестве поиска замены увядшим прежним забавам попробовал играть в шахматы, в которые лет 15 последних уже играл весьма нерегулярно. Сейчас…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments